Возмещение имущественного ущерба, компенсация морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской услуги (ООО "Клиника швейцарской имплантологии")
25.08.2015

Возмещение имущественного ущерба, компенсация морального вреда, причиненного некачественным оказанием медицинской услуги (ООО "Клиника швейцарской имплантологии")

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД


Peг. №: 33-11563/2015                                                                       Судья: Найденова Н.Н.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего   Венедиктовой Е.А.

судей                                 Гавриловой Н.В.,
                                           Стешовиковой И.Г.

с участием прокурора      Рыбаловой ОА.

при секретаре                   Нигматьяновой Н.Э.


рассмотрела в открытом судебном заседании 25 августа 2015 года гражданское дело №2-10/2015 по апелляционным жалобам У-ой, общества с ограниченной ответственностью «Клиника швейцарской имплантологии», апелляционному представлению прокурора на решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга oт 06 марта 2015 года по иску У-вой к Обществу с ограниченной ответственностью «Клиника швейцарской имплантологии» о взыскании убытков, неустойки, компенсации морального вреда, причиненных нарушением прав потребителя вследствие некачественного оказания медицинской услуги.

Заслушав доклад судьи Бенедиктовой Е.А., объяснения представителя  истца, истца, поддержавших доводы своей апелляционной жалобы,  возражавших относительно доводов апелляционной жалобы ответчика, представителей ответчика, возражавших относительно доводов апелляционной жалобы истца, поддержавших доводы своей апелляционной жалобы, прокурора, поддержавшего доводы апелляционного представления, полагавшего частично подлежащими удовлетворению доводы апелляционной жалобы истца, необоснованными доводы апелляционной жалобы ответчика, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

У-ва обратилась в Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга с иском, в котором указывала, что 25 марта 2012 года она обратилась в общество с ограниченной ответственностью «Клиника швейцарской имплантологии» за получением платной медицинской услуги в области стоматологии.

23 апреля 2012 года между сторонами был заключен договор №2324 на оказание платных стоматологических услуг, В период с 23 апреля 2012 года по 27 ноября 2013 года истец получала в ООО «Клиника швейцарской имплантологии» платные стоматологические услуги в области терапевтической, хирургической и ортопедической стоматологии. Стоимость стоматологических услуг 000 «Клиника швейцарской имплантологии», оплаченная истцом, составила 356 600 рублей.

28 января 2014 года истец обратилась в ЗАО «МЕДИ», где мне был произведён стоматологический осмотр, по результатам которого врачом-стоматологом было установлено нарушение у нее функции жевания и эстетики, вследствие несостоятельности имплантатов на верхней и нижней челюсти, был составлен план предстоящего лечения.

Ссылаясь на некачественность оказанного лечения и необходимость удаления всех установленных имплантатов, истец просит взыскать с ООО «Клиника швейцарской имплантологии» в свою пользу денежные средства в размере 2 581 741 рубль, в том числе: 356 600 рублей, уплаченные за приобретение медицинской услуги ненадлежащего качества; денежные средства в размере 7 160 рублей, уплаченные за приобретение услуг третьим лицам; расходы на устранение недостатков оказанной медицинской услуги третьими лицами в размере 761 411 рублей; неустойку в размере 356 600 рублей; компенсацию морального вреда в размере 100000 рублей, и понесенные ею судебные расходы, а именно сумму уплаченной государственной пошлины в размере 2 756 рублей 08 копеек, расходы по оплате судебной медицинской экспертизы в размере 30 000 рублей и 24 780 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 70 000 рублей.
Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 06  марта 2015 года исковые требования У-вой удовлетворены частично; взысканы с общества с ограниченной ответственностью «Клиника швейцарской имплантологии» в пользу  У-вой убытки в размере 1225 360 рублей,  компенсация морального вреда 10 000 рублей, в возмещение расходов на оплату услуг представителя 30 000 рублей, в возврат государственной пошлины 2 756 рублей 08 копеек, штраф в размере 617 680 рублей; взыскана в доход бюджета Санкт-Петербурга государственная пошлина в размере 14 959 рублей 12 копеек; в остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда изменить в сторону увеличения в части размера взысканных убытков, а именно расходов, которые она должна будет понести для восстановления нарушенного права, компенсации морального вреда и расходов на оплату услуг представителя.

В апелляционном представлении прокурор просит увеличить размер компенсации морального вреда, полагает его определенным без учета конкретных обстоятельств дела.

В апелляционной жалобе ответчик, оспаривая выводы суда о некачественности оказанной медицинской услуги, просит решение суда отменить в части взыскания неустойки, изменить, уменьшив размер взыскиваемых убытков до 150 000 рублей, с соответствующим уменьшением штрафа.

Дело рассмотрено судебной коллегией в соответствии со статьей 327, 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в отсутствие истца, извещенного о времени и месте проведения судебного заседания надлежащим образом, при наличии представителя истца.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, приходит к следующему.

Материалами дела установлено, что в соответствии с договором № 2324 от 23 апреля 2012 года и медицинской картой стоматологического больного, заведённой в ООО «Клиника швейцарской имплантологии» на имя У-вой последней была оказана медицинская услуга на сумму 356 000 рублей.

Врачом, непосредственно оказавшим услугу по договору, является Багдасаров А.Р., привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица.
Суд первой инстанции, руководствуясь собранными по делу доказательствами в совокупности и проведенными по делу: комплексной судебно-медицинской экспертизой СПб ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской  экспертизы» (заключение № 378/вр) и дополнительной комиссионной судебно-медицинской экспертизой СПб ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» (заключение 86/вр), выявившими неправильную установку имплантатов на верхней челюсти в положении удаленных 15 и 17 зубов, о чем свидетельствует проникновение имплантатов в правую верхнее челюстную пазуху по данным КТ от 15.05.2013, недостатки временных ортопедических конструкций (протезов), которые не позволяют признать их качественными, клинические признаки контактного акрилового стоматита (хронического воспаления слизистой оболочки протезного ложа верхней челюсти, в том числе переимплантатных манжеток, в местах контакта слизистой оболочки с быстротвердеющей пластмассой протеза, токсико-аллергического характера); между установленными недостатками оказания медицинской помощи У-вой в ООО «Клиника швейцарской имплантологии» и требующимся ей в настоящее время лечением имеется причинно-следственная связь, пришел к выводу о том, что услуга в области стоматологии, оказанная ей ответчиком, обладает существенными недостатками, то есть является некачественной, поскольку практически сразу после вживления имплантатов и установки временных протезов, стало ясно, что установленные имплантаты и временные протезы не соответствуют ее эубочелюстной системе ни по размеру, ни по выбранной врачами высоте, ни по технике вживления самих имплантатов, требуется их полное удаление. 


Судебная коллегия согласна с данными выводами суда первой инстанции, поскольку совокупность собранных по делу доказательств, выводы экспертного исследования подтверждает, а именно: действия самого ответчика, предлагавшего истцу удаление всех установленных ранее в ООО «Клиника швейцарской имплантологии» имплантатов  в области 17, 15; 13, 23, 25, 27, 47, 37 зубов, объяснения в судебном заседании экспертов  Трезубов В.Н. и Яременко А.И., подтвердивших наличие недостатков оказания медицинской помощи У-вой в ООО «Клиника швейцарской имплантологии».
При таких обстоятельствах, доводы апелляционной жалобы ответчика о необоснованности выводов эксперта о некачественности оказанной истцу  услуги и необоснованности взыскания убытков, в том числе неустойки, подлежат отклонению.
Оценивая доводы апелляционной жалобы истца, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу положений Закона РФ «О защите прав потребителей» потребитель при обнаружении недостатков оказанной услуги вправе па своему выбору потребовать возмещения понесенного им расходов по устранению недостатков выполненной работы (оказанной услуги) своими силами или третьими лицами. Потребитель вправе потребовать также полного возмещения убытков, причинённых ему в связи с недостатками оказанной услуги.
В соответствии со ст. 14 Закона «О защите прав потребителей» вред, причинённый жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, репродуктивных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению в полном объеме.

Согласно п. I ч. 5 ст.19 ФЗ от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» пациент имеет право на самостоятельный выбор врача и медицинской организации.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причинённый личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом, причинившим вред.

В силу ст. 1082 ГК РФ лицо, ответственное за причинение вреда, обязано возместить вред в натуре или возместить причинённые убытки.

При этом, под убытками, в силу ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лица, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести  для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.
В соответствии с п. 10, п. 49 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 01 июля 1996 года № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса Российской Федерации», при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причинённых гражданам нарушением их прав неисполнением или ненадлежащими исполнением обязательств, в состав реального ущерба входят не только фактически понесённые расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права.
Согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 6 и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ № 8 от 01 июля 1996 года при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причинённых гражданам и юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь ввиду, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесённые соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это
лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (п.2 ст. 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчётом, доказательствами, в качестве которых могут быть предоставлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п.
Основанием для частичного удовлетворения исковых требований У-вой о взыскании расходов на устранение недостатков оказанной медицинской услуги третьими лицами в размере 1 761 400 рублей, явился вывод суда об обоснованности указанного требования по праву и подлежащим частичному удовлетворений по размеру.

При этом размер, подлежащих ко взысканию необходимых для устранения недостатков выполненной работы, денежных средств, определен судом исходя из плана устранения недостатков, предложенного ответчиком, в то время как истец настаивает на устранении недостатков в ЗАО «Меди», где ею уже начато лечение, направленное на устранение некачественно выполненных ответчиком работ.

Право У-вой на полное возмещение убытков согласно п, 1 ст.  29 Закона «О защите прав потребителей» вытекает из нарушения её права на качество услуги, приобретённой у ООО «Клиника швейцарской имплантологии», при условии признания недостатков медицинской услуги существенными.
Признание недостатков медицинской услуги существенными является самостоятельным и достаточным условием для компенсации потребителю  услуги убытков включающих, в том числе, предстоящие расходы на лечение.
Таким образом, суд первой инстанции пришел к неправильному выводу о том, что при определении размера убытков надлежит руководствоваться планом лечения, предоставленным ответчиком ООО «Клиника швейцарской имплантологии» на общую сумму в размере 305 000 рублей, поскольку причиненный У-вой имущественный вред в полном объёме возмещён не будет.

Из материалов дела усматривается, что У-вой требуется проведение хирургических стоматологических лечебных мероприятий, направленных на устранение оставшихся недостатков услуги ООО «Клиника швейцарской имплантологии» в объеме лечебных мероприятий, определённых в ЗАО «МЕДИ» в объеме: удаления 6 имплантатов, лечения перфорации верхнечелюстной пазухи в области 17,27 зубов, восстановления костной ткани с последующей установкой восьми имплантатов общей стоимостью 1 135 503 рублей, что подтверждается планом лечебных мероприятий от 30 июля 2014 года.
Кроме того У-вой требуется ортопедическое стоматологическое лечение, план которого составлен ранее в ЗАО «МЕДИ» от 28 января 2014 года общей стоимостью, с учётом скидки 512 065 рублей.

Как следует из материалов дела, за время судебного разбирательства в Василеостровском суде Санкт-Петербурга, У-вой произведено частичное стоматологическое лечение, направленное на устранение недостатков медицинской услуги ответчиком на сумму в размере 128 593 рублей.

Следовательно, учитывая получение на дату вынесения судебного  решения У-ой медицинских стоматологических услуг, направленных на устранение недостатков медицинской услуги, оказанной в ООО «Клиника швейцарской имплантологии» в ЗАО «МЕДИ» суду первой инстанции следовало положить s основу судебного решения план лечения, предоставленный У-ой из ЗАО «МЕДИ» (в соответствии с которым ей оказываются медицинские услуги) за вычетом стоимости уже полученных медицинских стоматологических услуг, а именно: 1 761 411 – 128 593 = 1 632 818 рублей.

Решение суда в указанной части подлежит изменению, в пользу истца подлежит ко взысканию 1 632 818 рублей, необходимость несения которого подтверждена договором с ЗАО «МЕДИ» на оказание медицинских стоматологических услуг, кассовыми чеками, подтверждающими получение медицинских услуг в ЗАО «МЕДИ», планами стоматологического лечения ЗАО «МЕДИ», выпиской из медицинской карты У-вой ЗАО «МЕДИ» от 22 февраля 2015 года, подтверждающей получение медицинских стоматологических услуг У-вой именно в ЗАО «МЕДИ» в  соответствии с планом лечения и заявленной стоимостью стоматологических  услуг. 


Доводы апелляционной жалобы истца и апелляционного представления прокурора о неправильности определенного ко взысканию размера компенсации морального вреда, судебная коллегия также полагает заслуживающими внимания.

В соответствии со ст.ст. 14, 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», вред, причинённый имуществу потребителя вследствие недостатка услуги, подлежит возмещению в полном объёме; при этом компенсации подлежит также и моральный вред, причинённый потребителю вследствие нарушения исполнителем услуги прав потребителя.
В соответствии с п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.Об,2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при решении вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения требований является установленный факт нарушения прав потребителя.
Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20  декабря 1994 года № 10 размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Размер компенсации морального вреда, определенный судом первой  инстанции, явно не соответствует принципам разумности, справедливости к соразмерности претерпеваемых У-вой моральных страданий связи с некачественным протезированием в ООО «Клиника швейцарской имплантологии».

Неадекватное стоматологическое лечение, повлекшее невозможность пользоваться изготовленными протезами, требующее нового лечения, длительного реабилитационного периода и нового дорогостоящего протезирования, привело к невозможности использовать зубы в жевательном процессе, являющемся необходимым условием нормального пищеварения, на протяжении трёх лет; вследствие необходимости специального приготовления пищи для каждого приёма У-ва ограничена в ведении того образа жизни, к которому привыкла за долгие годы; тот негативный результат, который был достигнут в ООО «Клиника швейцарской имплантологии», и необходимость в настоящее время длительного стоматологического лечения с проведением длительных стоматологических операций под общим наркозом для устранения  допущенных исполнителем услуги недостатков, резко и на длительный период ухудшили качество жизни У-вой.

Таким образом, с учётом обстоятельств дела, длительности и степени претерпеваемых У-вой физических и нравственных страданий,  судебная коллегия полагает в указанной части решение суда изменить; взыскав с ООО «Клиника швейцарской имплантологии » в пользу У-вой 50 000 рублей в счет компенсации морального вреда.

В части размера взысканных судом первой инстанции расходов на оплату услуг представителя судебная коллегия согласна, поскольку выводы суда в указанной части отвечают требованиям ст.98, 100 ГПК РФ, основаны на анализе объема оказанной юридической помощи, отвечают принципу разумности и справедливости; в указной части доводы апелляционной жалобы истца подлежат отклонению.

Частично изменяя размер взысканных сумм, судебная коллегия полагает необходимым изменить и размер штрафа.

Согласно статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 34 Постановления  Пленума от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" разъяснил, что применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации по делам о защите прав потребителей возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

Согласно ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить  неустойку. Данное правило закона в полной мере применимо как к законной, так и договорной неустойке.

Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении  размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств вытекает из конституционных прерогатив правосудия, которое  по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах) (Определение Конституционного Суда РФ от 24.01.2006 №9-0). 


Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые  направлены против злоупотребления правом свободного определения  размера неустойки, т.е., по существу, - на реализацию требования статьи 17  (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 ГК РФ по существу установлена обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой  действительного (а не возможного) размера ущерба, причинённого в  результате конкретного правонарушения.

Более того, обосновывая безусловное полномочие суда на уменьшение  размера законной неустойки, судебная коллегия считает необходимым  указать, что положения ст. 333 ГК РФ проверены Европейским Судом по правам человека на предмет соответствия нормам международного права по делу "Дело "Галич (Galich) против Российской Федерации" (жалоба № 33307/02). В своем Постановлении от 13.05.2008 Европейский Суд признал полномочия судов Российской федерации по уменьшению размера подлежащих выплате штрафных санкций; обратил внимание на то, что это полномочие национальных судов как таковое не противоречит никаким  другим положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, Европейским Судом отмечено, что истец в гражданском судопроизводстве (по денежному требованию) должен иметь в виду, что существует риск того, что размер процентов за неисполнение денежных обязательств может быть уменьшен в соответствии со статьей 333 ГК РФ.

Проанализировав структуру денежного обязательства, суд приходит к выводу, что подлежащий ко взысканию штрафа в размере 1 201 598 рублей последствиям нарушения прав потребителя при размере оплаченной услуги в 365 000 рублей несоразмерен.
Реализация в рамках искового производства оспариваемого имущественного взыскания предполагает ограничение имущественной сферы должника.

Как следует из положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней в толковании Европейского Суда, под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются любые решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществления (неосуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав и свобод.

При этом в силу части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, положений Конвенции и Протоколов к ней любое ограничение прав и свобод человека должно соответствовать следующим условиям: быть основанным на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель; являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).

В силу п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27,06.2(113 г. № 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, которые подлежат судебной защите в установленном законом порядке.

Проанализировав установленные фактические обстоятельства, проверив имеющиеся в деле доказательства, судебная коллегия приходит к выводу о том, что с учетом характера заявленного взыскания присуждение штрафа в полном объеме нарушит справедливый баланс между частными интересами и законной цели ограничения имущественных прав должника соответствовать не будет, поэтому судебная коллегия полагает возможным взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Клиника швейцарской имплантологии» в пользу У-вой штраф в размере 600 000 рублей.

В силу положений ст.98, 103 ГПК РФ при взыскании с ответчика в пользу истца 2 756 рублей 08 копеек, надлежит взыскать с ответчика в доход  бюджета Санкт-Петербурга государственную пошлину s размере 17209 рублей 81 копейку, поскольку размер подлежащей взысканию государственной пошлины, пропорционально части удовлетворенных требований составляет 19 965 рублей 89 копеек.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия


ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 06 марта 2015 года изменить в части размера взыскиваемых убытков, компенсации морального вреда, размера штрафа, государственной пошлины.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Клиника  швейцарской имплантологии» в пользу У-вой в счет возмещения имущественного ущерба 2 353 178 (два миллиона триста пятьдесят три тысячи сто семьдесят восемь) рублей, компенсации морального вреда - 50 000 (пятьдесят тысяч) рублей, штраф - 600 000  (шестьсот тысяч) рублей.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Клиника  швейцарской имплантологии» в доход бюджета Санкт-Петербурга  государственную пошлину в размере 17209 (семнадцать тысяч двести  девять) рублей 08 копеек.

В остальной части решение Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 06 марта 2015 года оставить без изменения, апелляционные  жалобы - без удовлетворения.